Российской промышленности надо выстоять пять лет

Российской промышленности надо выстоять пять лет

0 15

Сугубо нечувствительной к западным санкциям необходимо сделать отечественную микроэлектронику.

Признание Россией независимости ДНР и ЛНР ожидаемо вызвало очередную волну западных санкций. Их токсичность оказалась значительно слабее, чем ожидалось несколькими днями ранее, исходя из вербальных угроз Вашингтона, Лондона и Брюсселя. Впрочем, дальнейшие геополитические события могут привести к существенно более опасным для российской экономики рестрикциям. Особенно если дело дойдет до запрета на поставки высоких технологий.

Первый тайм мы уже отыграли

Ну что ж, пока гора родила мышь – так можно было бы отреагировать на новые западные санкции. Накануне признания Россией независимости ДНР и ЛНР обещанные кары выглядели намного жестче.

Но Джо Байден – не гора, а его санкции все же сильнее мышей. Они больше напоминают крыс.

Итак, американский президент поздно вечером 22 февраля объявил, как он выразился, «первую порцию» санкций. Кремль, по его словам, должен заплатить высокую цену за поддержку донбасских республик. Удар пришелся по ГК ВЭБ.РФ и Промсвязьбанку («военному» банку, как выразился Байден). Их активы (если будут найдены) в США и в остальном мире будут заморожены, а все операции с ними запрещены. Санкции против ПСБ объявил и британский премьер Борис Джонсон. Кроме того, Лондон ввел ограничительные меры в отношении банка «Россия» и еще трех относительно небольших кредитных учреждений.

Вашингтон также запрещает американским и всем остальным инвесторам работать на вторичном рынке российских долговых бумаг. На первичном запрет уже действует c июня 2021 года.

Объявлены и персональные санкции. Здесь западные столицы буквально соревновались друг с другом по охвату физических лиц. Брюссель запретил въезд в ЕС почти всем депутатам Госдумы. Лондон объявил охоту на Аркадия и Игоря Ротенбергов, а также Геннадия Тимченко. 

Введены санкции и против непосредственно ДНР и ЛНР, в которые запрещено инвестировать и с которыми нельзя торговать.

Наконец, германский канцлер Олаф Шольц сделал то, чего от него давно добивались Вашингтон, Варшава и Киев. Сертификация «Северного потока –2» Федеральным сетевым агентством официально остановлена.

Меры серьезные. Но волатильность на российских фондовом и валютном рынке, начавшаяся еще 21 февраля, после их объявления даже немного поутихла. Смертельного удара не последовало. Однако расслабляться рано –
«адские» санкции могут последовать в ближайшее время. И наиболее вредоносными из них станут не ограничения на поставки углеводородов. Этого, как раз, может и не случиться – Россия обеспечивает 10% мирового потребления нефти и 40% импорта газа в ЕС. И хотя в январе этого года экспорт «Газпрома» в Европу сократился на 41% по сравнению с первым месяцем прошлого года (сказалось сокращение заявок потребителей из-за слишком высоких спотовых цен), полностью заменить российский газ невозможно. 

В значительной мере подготовились к новым финансовым санкциям и Банк России с Минфином.

А вот запрет, особенно если он стане глобальным, на поставки в Россию высоких технологий, товаров и услуг, прежде всего в сфере ИТ и микроэлектроники, может привести к довольно тяжелым последствиям. И без того слабый потенциальный рост ВВП (не более 2% в ближайшие годы) может окончательно встать на якорь. 

Профицит импортозамещения

На открытом заседании Совета Безопасности 21 февраля председатель правительства Михаил Мишустин уверил президента Владимира Путина в полной готовности к рискам, которым подвергнется российская экономика после признания ДНР и ЛНР.  

Премьер пояснил, что правительству понятны вопросы, связанные с ограничениями в том числе импорта высоких технологий. По его словам, сформированы соответствующие группы в министерствах и ведомствах под руководством Минфина и при участии ЦБ для выработки ответных решений по высокотехнологичным санкциям. Более того, премьер заявил о необходимости обострять эту ситуацию, идти а нее, поскольку только так можно катализировать, по его выражению, импортозамещение.

Боевой настрой премьера наверняка оказал своё воздействие на решение президента. Тем более, российскому характеру исторически свойственно решать проблемы в авральном порядке.

И тем не менее – во всяком случае, на первый взгляд – санкции, которые приведут к масштабным ограничениям импорта высоких технологий, товаров и услуг, особенно в сферах программного обеспечения и микроэлектроники, окажутся пусть не катастрофическими, но чрезвычайно чувствительными.       

Например, по данным участников рынка ПО, в 2020 году уровень импортозамещения в программном обеспечении не превышал 10%. И это в отрасли, которая усиленно поддерживается правительством и в которой есть масштабные подвижки. Правда, другие эксперты указывают на то, что уже через год реестр российских программ достиг 10 тыс. продуктов, и это покроет до трети потребностей рынка. А к 2024 году правительство приказало всей промышленности на 60% свои потребности в ПО закрыть за счет российских разработок. Для чего была в прошлом году объявлена дорожная карта «Новые производственные технологии».

В аппарате вице-премьера Дмитрия Чернышенко уверены, что рынку был предложен «безболезненный план перехода на отечественное ПО, способное заменить зарубежные разработки. 18 февраля принято постановление правительства о переводе всего федерального и муниципального документооборота в облачные сервисы. Разработчикам «облаков» месяцем ранее были обещаны субсидии на разработку их продукта. То есть, для импортозамещения в сфере ПО есть реальные предпосылки – как интеллектуальные, так и финансовые.

ИТ-бизнес в последние два года вообще поддерживается государством по нарастающей. В марте 2020 года Владимир Путин объявил о существенном сокращении налоговой нагрузки на ИТ-сектор: ставка налога на прибыль была снижена для работающих в нем предприятий с 20% до 3%, страховые платежи – до 7,6%. На прошлой неделе правительство одобрило поправки в Налоговый кодекс, согласно которым высокотехнологичный бизнес освобождается от уплаты НДС при использовании отечественной интеллектуальной продукции.

На заседании правительства 17 февраля было решено упростить правила предоставления универсальной субсидии на проведение научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, связанных с производством конкурентоспособной продукции, в том числе в сфере ИТ-технологий. За три года на эти субсидии из федерального бюджета будет выделено 19 млрд руб. На оснащение современным оборудованием инжиниринговых центров правительство направит 1,5 млрд руб.

И на этом кабине Мишустина успокаивается не намерен. Готовится уже третий по счету пакет государственных мер поддержки ИТ-отрасли.
 
На совещании со своими замами накануне заседания Совета Безопасности Мишустин заявил: ««Рассчитываем, что новые меры позволят в короткие сроки значительно повысить уровень локализации производства изделий, нужных для отечественной промышленности».

«А не станут продавать – отключим газ»

Однако с локализацией, особенно в микроэлектронике, до успеха все еще далеко. Микрочипы даже для «Эльбруса» и «Байкала» производятся на Тайване. А эта территория наверняка поддержит соответствующие 
санкции США.
 
Кстати, Америка намерена запретить экспорт в Россию не только чипов, но и всей телекоммуникационной продукции, произведенной не только на её территории, но и в других странах, если при этом используется именно заокеанское ноу-хау. А это практически все ПК, ноутбуки и смартфоны. Для справки, в прошлом году, по данным Росстата, в Россию было поставлено смартфонов на $7,7 млрд. Подавляющее большинство продукции, произведено в Китае и Вьетнаме. Но в их трубках есть американский интеллектуальный продукт.

Тем не менее, по данным Росстата и ВШЭ, в прошлом году российские производители в целом направили на инновации 2,1 трлн руб. А по оценке министра промышленности и торговли Дениса Мантурова, данной им еще в 2018 году, до трети необходимых микрочипов, которые, правда, поступают в ОПК, уже производятся на месте. Остальное докупается в Китае и Вьетнаме. Сейчас ситуация должна стать еще лучше.

На спасительную Азию рассчитывают не только в правительстве. Так же думают и в частном бизнесе. В комментарии для Expert.ru председатель Комитета по цифровой экономике московской «Деловой России» Алексей Гаврилов особо подчеркнул, что экономика России уже давно перестроилась на технологии с азиатских рынков. Поэтому новые западные санкции, считает он, только усилят взаимодействие с азиатскими странами в части создания совместных предприятий и обмена технологиями. И прорывную роль здесь сыграют госкорпорации, особенно «Ростех».

Эксперт уверен, что будет создаваться больше предприятий хайтек-индустрии внутри страны. Но в его оптимистических рассуждениях есть и ложка дегтя: все это произойдет не сразу и потребует разбега от пяти до пятнадцати лет. В принципе, для долгосрочной перспективы это не так много. Но что будет с российским высокотехнологичным производством без тайванских чипов в ближайшие два-три года?

Отвечая на этот вопрос, Алексей Улитенко, вице-президент по развитию бизнеса в Европе и СНГ корпорации Unex, подчеркнул, что Россия не является страной, с которой можно не считаться, а самое важное – со многими технологичными компаниями мира нас связывает достаточно большое количество проектов – от космоса до биотехнологий. Поэтому попытка ограничить Россию санкциями в этой области незамедлительно вызовет ответную реакцию, чего иностранному бизнесу совсем не хотелось бы. Понимая это, ряд американских лоббистов уже обратились к Джо Байдену и Конгрессу с просьбой не навредить проектам в России.

Тем не менее, эксперт не исключает, что часть стран или компаний введут санкции в отношении доступа к технологиям – скорее всего, в сфере микроэлектроники. Это неизбежно вызовет кратковременный рост цен на определенные виды продукции. Но, предупреждает Улитенко, не стоит забывать, что в обмен на микрочипы, Россия поставляет нефть, газ, алюминий, которые так же важны для западной экономики.

Не лишним будет напомнить и о том, что 40% потребляемого во всем мире палладия – важнейшего элемента для производства микрочипов – поставляется именно из России.

Впрочем, как конкретно будет развиваться санкционная ситуация, сейчас точно предсказать невозможно. Рестрикции, особенно в сфере микроэлектроники, могут стать действительно серьезным ударом по российской экономике. А пяти лет для импортозамещения в этой сфере у нас просто нет.

Остается вспомнить опыт КГБ времен жесточайших ограничений на поставку западных технологий в СССР. Создав глобальную сеть фирм-однодневок, наша разведка успешно получала тогда в свои руки самые современные компьютерные технологии. Жаль, что их применяли только в ВПК.

Источник